Как живёт приют для бездомных в Некрасовке

Как живёт приют для бездомных в Некрасовке

Рассказываем о приюте для бездомных людей, который уже много лет существует за счет собственного хозяйства и помощи своих подопечных. 

— Мы здесь ремонт не делали уже 11 лет, своими руками строили пансионат, — говорит Валерий Номанюк, руководитель дома милосердия «Открытое сердце». 

«Открытое сердце» существует с 2006 года. Помогать бездомным начал отец Валерия Сергеевича, он и сейчас руководит отделением приюта в индустриальном районе Хабаровска. 

IMG_4124.JPG

— Раньше ещё не было такого количества реабилитационных центров, ночлежек и другой помощи бездомным, как сейчас. Два года – и человек погибал на улице, — говорит Валерий Номанюк. 

Начинали с малого — кормили бездомных, многие из них просили дать кров. Тогда поставили палатку: сначала двухместную, потом десяти-, а потом и сорокаместную. В ней перезимовало 57 человек. А через пару лет начались суды с администрацией города за право на землю. Приют пережил 9 судов и выиграл благодаря тому, что нашлись документы на землю. В этом месте жила ещё бабушка Валерия Сергеевича. 

Уже 10 лет Валерий Номанюк руководит приютом в Некрасовке. За это время через «Открытое сердце» прошло более 4 тысяч человек. Часть людей уходит в дом-интернат, другие реабилитируются, а некоторые остаются помогать. Сейчас в доме милосердия живёт 62 человека. 

— Мы как-то даже не задумываемся, сколько нас. Кто-то уходит, кто-то на работу устроился, кто-то на вахту поехал, женился. В декабре мы отправили 6 человек в дом-интернат. И нас осталось буквально 46 человек. Но когда прошли новогодние праздники, к нам за неделю человек 20 прибыло. 

IMG_4136.JPG

Баба Аля, «наша принцесса»

«Фотографироваться? Чтоб красивой была? Ой, надо расчесаться хотя бы! Ну давайте!». Баба Аля говорит Юле: «Улыбнись!»

IMG_4138.JPG

Юля

Юля уже полтора года ждет места в доме-интернате. Люди могут по 5-6 лет ждать, а могут и не дождаться. Валерий Номанюк говорит, что психоневрологические интернаты «заполнены, забиты полностью». 

Сначала среди постояльцев приюта были только бывшие заключённые, которым некуда было идти после освобождения. Сейчас здесь живут в основном пенсионеры и люди с инвалидностью. «Открытое сердце» принимает всех людей, которые попали в трудную жизненную ситуацию. 

— Очень много детей бросает своих родителей, — делится Валерий Сергеевич. — У нас много живёт людей в возрасте от 55 до 60 лет. То есть пенсии нет, работы нет и человек опускается. Цель наша такова: мы человеку помогаем, восстанавливаем документы, социализируем его. И он, если хочет, устраивается на работу, если не хочет — может оставаться. Есть люди, которые уже 9 лет находятся у нас, говорят, «мы никуда не пойдем». Они уходили, поняли, что тяжело в мире выжить и вернулись. 

IMG_4100.JPG

Виталий 

Родственники уехали в Краснодар, квартиру продали, а его оставили. И сейчас Виталий ждёт своей очереди в дом-интернат. 

Около трех лет назад в приют пришёл дедушка лет семидесяти. Он всё время плакал и поначалу не говорил ничего о себе. Потом рассказал свою историю. У него была хорошая работа, квартира, дача, гараж. После смерти первой жены он начал жить с другой женщиной в неофициальном браке. Её дети предложили купить в Биробиджане дом у озера, мол, грибы, рыбалка, своё хозяйство. Поехали посмотреть, оказалось, хорошее место, чтобы тихо и спокойно встретить старость. Постепенно всё продали — квартиру, дачу, гараж. Сели в любимую машину и поехали в Биробиджан. 

— Два года всё было хорошо, как в сказке. А потом его «половинка» умерла, — делится Валерий Номанюк. — Рассказывал, что любили друг друга 30 лет. А их сказочный дом в Биробиджане был зарегистрирован на неё. Через полгода после её смерти приехали её дети и выгнали его. Дедушка лет семидесяти остался ни с чем. Он сел в любимую машину и уехал. Обращался в полицию, но помочь ничем не смогли. Он говорил, что сам виноват, что брак не зарегистрировали, «а мы думали зачем, любим друг друга и всё».

IMG_4099.JPG

Роман

Все документы Романа сгорели. Он пришел в «Открытое сердце», ему восстановили документы, а там неправильно написана фамилия. Сейчас Роман не получает пенсию, и не может рассчитывать на медицинское обслуживание. Оказалось, что еще в 80-х годах ему неправильно сделали паспорт, когда он жил в Татарстане. И сейчас, чтобы подтвердить личность, нужно делать запрос в Татарстан. Восстановление документов — это долгий судебный процесс. Роман ждет подтверждения личности уже два месяца.

Валерий Сергеевич говорит, что почти каждый день звонят из больниц и просят принять к себе людей, которые находятся там уже долго и им некуда идти. 

— Люди сейчас очень тяжёлые психически пошли. Привезли человека, нормально всё было. А он через два-три дня пошел в магазин, взял две бутылки водки, залил, упал и орет. Начали выяснять, оказалось, что его вообще с больницы выпускать нельзя было. И мы в последнее время начали жёстко ставить вопрос: можем мы этому конкретному человеку помочь или нет. Если не можем, то мы подвергаем опасности других людей, проживающих здесь. И прямо говорим, что мы такого человека принять не можем.

Однажды из больницы попросили забрать мужчину, который лежит там уже год. Он был на корпоративе и напился. В итоге обморозил руки, ноги и половину головы, многого о себе не помнил. Валерий Номанюк забрал его с больницы и привёз в Некрасовку. Места показались этому человеку знакомыми, да и люди его узнавали, всё говорили: «да ты же начальником был». Выяснилось, что на том корпоративе он «засветил деньгами», его побили и деньги забрали. Его жена признала другого умершего человека своим мужем и похоронила. 

— Мы начали подавать в суд о признании личности, сделали паспорт, сделали ему протезы. Когда поехали к жене, она сказала, что у неё уже новая семья, и чтобы он не приходил. А квартира та была его. Мы начали судиться и разделили квартиру. И к нему просто ночью подъехали, сказали, что дают час на сборы, чтобы его здесь не было. Он испугался, что опять побьют, что потеряет всё и ушел. Потом женился и живёт сейчас хорошо, — рассказывает Валерий Сергеевич. 

IMG_4108.JPG

Саша

Саша остался без жилья, без паспорта и без пальцев на руках. Сейчас «Открытое сердце» через суд решает вопрос с восстановлением документов.

Каждого нового подопечного «Открытого сердца» первым делом проверяют на туберкулёз. Затем берут тест на ковид. Осуществлять медицинское обследование помогает местная поликлиника. 

— Мы берём людей на полное обслуживание — трёхразовое питание и всё остальное. Всё, что нужно, мы им обеспечиваем. Если нужная какая-то операция, если нужно оформить инвалидность, мы это всё делаем. В этом году мы восстановили уже 4 паспорта, в том году – около 15. Мы стараемся взаимодействовать со всеми. 

«Открытое сердце» существует на самообеспечении. Мясо, молочные продукты, овощи, соленья — всё это дает большая ферма. Помогают с хозяйством люди, которые уже прошли реабилитацию и решили остаться. 

— Люди не хотят уходить с реабилитационного центра, потому что они не справляются – через какое-то время снова наступают на одни и те же грабли, — говорит Валерий Номанюк. — У нас было желание, чтобы людям строить дома. И был бы земельный участок, мы бы потихоньку это делали. Вот вам дом, вот вам огород, устраивайтесь понемногу на работу. Но такой возможности у нас почему-то нет. 

IMG_4202.JPG

Каждую неделю в приют приезжают волонтёры, многие приходят из церкви. Они ставят музыкальные номера, поют, общаются. Иногда приходит и местная молодежь из Некрасовки, проводит время с подопечными центра. 

— Бывает с человеком всего лишь поговоришь, и он воспрянет. Я стараюсь чем-то заинтересовать человека, потому что движение – это жизнь. Ног нет – руки есть. Человек может шить, например. Рук нет – ноги есть. У нас жил молодой парнишка, он поехал на рыбалку в Комсомольске и обморозил руки и ноги полностью. То есть ни рук, ни ног не было. Жена ушла от него, попал к нам. Он прошёл реабилитацию, мы ему оформили инвалидность, сделали протезы, чтобы можно было хотя бы ложку держать. Он парень толковый, был у нас на охране. И в очередной раз, когда он лежал в больнице, познакомился с девушкой, женился. И живут сейчас счастливо, мы с ними общаемся, они у нас волонтёры.

День в «Открытом сердце» проходит по расписанию. В 7 утра подъём, через час все собираются вместе — общаются, обсуждают насущные вопросы, кто-то молится. После собрания все расходятся по своим делам: одни идут на работу, другие чистят картошку, моют полы, вяжут, и так далее. С часу до двух здесь обед. Вечером перед ужином все снова собираются для совместного досуга и общения. А когда приезжают гости, здесь настоящий праздник. 

— С алкоголем у нас строго. Раз – простил, второй раз – поговорил, на третий раз уже стараюсь человека в другой реабилитационный центр отправить. Здесь цель – быть моим другом, — говорит Валерий Сергеевич. — Если хочешь, я помогу тебе, если нет – ты свободен. Ворота всегда открыты. Если нашёл какое-то другое место или работу, хочешь дальше двигаться – пожалуйста. Когда человек пассивный, я понимаю, что я ему не смогу помочь, потому что он опустил руки: кормите меня, обхаживайте, я сам ничего не могу. И я понимаю, что с такого человека толку не будет. По опыту знаю, что люди, которые не хотят стараться, быстро уходят из жизни. 

IMG_4140.JPG
Паша

Паша пришел в «Открытое сердце» слепым. Сейчас он уже хорошо видит. За год ему сделали две операции на глаза — бесплатно, по квотам. Он помогает в приюте ухаживать за лежачими больными. А ещё Паша работает в администрации.   

Люди попадают в приют для бездомных по разным причинам. Валерий Сергеевич говорит, что три основных — это лень, обида и обман. 

— Если человек ленивый, то помочь ему очень сложно. Он опускает руки, даже не моется, не бреется. Другая категория — это люди, обидевшие своих родственников. Очень много людей, которые в своё время сделали в жизни какую-то грубую ошибку, и дети просто от них отвернулись. И есть люди обманутые. Одних ещё в 90-е годы риелторы обманули, другие – обманутые дольщики. Если человек хочет, стремится, мы поможем.

В приюте живут также люди, зависимые от алкоголя или азартных игр. Ещё довольно много людей, которые по каким-то причинам остались без документов. 

— А бывает человеку просто сложно. Приходит к нам бабушка, говорит, «мне тяжело жить, я не справляюсь. У меня нет своего жилья, а снимать квартиру или комнату – дорого. Когда была моложе, ухаживала за бабушкой, жила с ней и всем хватало. Бабушка умерла, родственники попросили уйти и где мне жить, пенсия всего 11 тысяч». И что она может на эти 11 тысяч сделать. Ещё у нас есть ребята, которые на вахте работают, зарабатывают на квартиру. И они 8 месяцев работают, 3 месяца у нас здесь. И так по кругу, деньги откладывают.

IMG_4150.JPG

Ваня 

В более просторных комнатах здесь живут семьи. Здесь — Нина, «наша благословенная помощница» и ее сын Ваня, он учится в третьем классе. 

Есть много отзывчивых людей, которые помогают приюту, например, отдают мебель или вещи. Однако Валерий Номанюк отмечает, что в целом люди по-разному реагируют на его деятельность — кто-то осуждает, кто-то смеется, кто-то просто не понимает, зачем это. 

— Бог коснулся сердца, поэтому я делаю. Мы сами люди верующие, ходим в церковь. Никого не заставляем, это добровольно. Почему мы это делаем? Потому что когда-то и мы такими были, — делится Валерий Сергеевич. — Нашелся такой человек верующий, который привёл нас в церковь. Я в 14 лет мать потерял, и отец начал сильно выпивать. А когда мы пришли к богу, наша жизнь изменилась полностью. Тогда мы решили, что хотим помогать людям, которые попали в трудную жизненную ситуацию, которые нуждаются в этой помощи. 

У Валерия Сергеевича двое детей. Старший сын уже живет самостоятельно, дочка учится на социального работника, а супруга ревнует к работе. 

— Супруга, сказать честно, очень сильно ревнует. Я много времени провожу на работе. Она у меня благословенная жена, терпеливая. И наша взаимная любовь скрепляет. Мы считаем, что это служение, которое бог вложил в наше сердце. И мы несём эту миссию. По-другому никак. Конечно, я стараюсь уделять время и семье, и детям, потому что без этого никак, иначе ты потеряешь самое главное, ради чего ты вообще живёшь, это страшно. Я, когда выходной беру, выключаю телефон, отдыхаю. Всегда есть помощники, которые подсобят.

IMG_4090.JPG

В команде «Открытого сердца» — социальные работники, водители, повара, волонтёры, бывшие подопечные.
— Мы открыты для всех и готовы дальше заниматься этим. Но нужна помощь. Раньше мы находили финансовые средства, зарабатывали, легко было всё это осуществить. А сейчас, после ковида, стало очень сложно, — говорит Валерий Номанюк. 

Помочь дому милосердия «Открытое сердце» можно, пожертвовав продукты, одежду, мебель или став волонтёром.